Лента

Поляк и турок побратались? 6 вещей, которых вы могли не знать о совместной 600-летней истории обеих стран.

В 2014 году минуло ровно 600 лет с момента, когда султан Мехмет I Челеби принял при своем дворе в Бурсе Скарбека из гор и Гжегожа Ормянина — первых дипломатов из Европы.

— Это одни из старейших дипломатических отношений в истории политики, – вспоминает в турецкой прессе Радослав Сикорский, а мы вспомним интересную, хотя иногда и бурную историю польско-турецких отношений.

— Дипломатические связи между нами были установлены до завоевания вами Константинополя. Это показывает, насколько важны были эти отношения. (…) Длятся они в три раза больше, чем существуют Соединенные Штаты. Они были налажены еще до того, как португальцы обнаружили морской путь в Индию, — поделился с турецким «Hürriyet Daily News» Радослав Сикорский.

— 600 лет дружбы в мире вещь уникальная. Я не слышал о странах, которые бы имели такую же долгую историю дипломатических отношений, как наша, — вторил ему в польском радио Юсуф Зия Озцан, посол Турции в Польше, в связи с юбилеем, который сопровождали официальные празднования, культурные мероприятия и встречи на высшем уровне.

И хотя, вопреки словам посла, не всегда объединяла две страны дружба, юбилей в 2014 году действительно уникален: он напоминает о том, что судьбы, сегодня в культурном и геополитическом смыслах довольно далеких друг от друга (если не назвать эти отношения даже экзотичными) Польши и Турции, в течение многих столетий тесно переплетались. Вот почему мы решили привести Вам некоторые интересные (и не всегда известные) эпизоды из истории, связывающей два государства.

1. Турция никогда не признавала разделов Польши.
Османская империя наряду со Швейцарией была единственным государством, которое официально не признало факт исчезновения Речи Посполитой с карты мира. Сколько в этом было чувства к уважаемому противнику, а сколько политического расчета, трудно сказать (Австрия и Россия на протяжении веков состязались с Блистательной Портой за гегемонию в регионе). Во всяком случае, легенда гласит, что во время разделов Речи Посполитой во дворе султана стоял пустой стул в ожидании польского посла, а во время ежегодных докладов дипломатов придворные всегда повторяли: «г-н Лехистан еще не прибыл». «Интересно было, что ключи от посольства Польши находились в хранилище султана. Сразу же после обретения Польшей независимости в 1918 году султан передал ключи полякам», — пишет «Gazeta Kaszubska».

Адам Мицкевич: «В то время, когда ни одна страна не выступила против угнетения Польши враждебными соседями, единственными нашими друзьями были турки. Мы ценим дружбу Турции как страны, которая не согнулась перед нашими врагами и не приняла разделов Польши».

2. От «стукача» («kapuś») до «стада» («tabun»), или турецкие слова в польском языке.
Военные противостояния в семнадцатом веке между двумя странами не помешали взаимным культурным влияниям: переданные через турок персидские, арабские и турецкие слова присутствуют и сегодня в польском языке.

Непосредственно из языка наших тогдашних врагов вошли в польский язык, в частности, слова: паша (basza), бей (bej), орда (horda), булава (buława), бурка (burka), колчан (kołczan), скакун (rumak), улан (ułan), табун (tabun), стая (wataha), колпак (kołpak). Но, как выясняется, турецкому влиянию поляки теперь обязаны и совершенно разговорным сегодня словам, например, «платье» («kiecka»), «стукач»(«kapuś») или «раскошелиться» («bulić»).

Bulić: тур. от узбекского pul — платить, выкладывать много денег. Происходит от персидского слова pul — деньги. Это слово прошло через турецкий язык в польский (здесь реализуется чередование p:b).

3. Адамполь, или Polonezköy (произн. примерно Полонезкёй).
В середине девятнадцатого века в результате усилий князя Адама Ежи Чарторыйского и благосклонности самих турок под Стамбулом возникло польское поселение. Оно дало приют ветеранам ноябрьского восстания, весны Наций и январского восстания. По-польски названое Адамполем, а по-турецки Polonezköy (Польская Деревня), сегодня это типично туристическое место. Но хотя потомки поляков представляют в нем всего около ⅓ жителей, старейшие жители до сих пор говорят по-польски, а мэром традиционно выбирается поляк — сообщает Википедия.

 

4. Кемаль Ататюрк и Польша.
Мустафа Кемаль Ататюрк (Mustafa Kemal Atatürk) — основатель современной Турции, который отменил султанат и европеизировал страну, став в 1923 году ее президентом. Польские любители турецкой культуры часто напоминают, что Вторая Речь Посполитая была одной из первых стран, признавших существование новой государственности.

Адамполь, или Polonezköy23 июля 1923 был подписан договор о дружбе (Traktat Przyjaźni) между Польшей и Турцией. До сегодняшнего дня он не был отменен. Любопытным фактом, связанным с Ататюрком является также его посещение Адамполя в 1937 году. Польские жители, как рассказывают, встречали его хлебом-солью.

5. Турецкая мода и польское недоверие.
Вдобавок к упомянутым уже языковым влияниям в шляхетскую (благородную) Речь Посполитую проникли также турецкие ткани, оружие, ковры, ювелирные изделия и мода. Судя по всему, с точки зрения Запада, традиционные одежды поляков и турок, практически ничем не отличались.
«Ксенофобия и сарматизм, отрезающие тогдашнюю Польшу от Западной Европы, видимо, не мешали принятию дворянством элементов материальной культуры Ближнего Востока, — пишет Петр Кролль на сайте музея в Виланове, — интересно, — добавляет автор, — что шляхетское увлечение Востоком, однако, не привело к сближению обычаев. Турки как мусульмане рассматривались в качестве «грязных язычников»». Презиралась также, как утверждается, их рабская политическая система, противоположная золотой шляхетской свободе.

Петр Кролль: «В глазах польского путешественника семнадцатого века турки были продажными, ядовитыми непристойными и распутными, а в лучшем случае, женоподобными индивидами. Хотя на некоторые их порядки, как например, турецкие гаремы, польская шляхта смотрела с некоторой завистью».

 

6. Поляки изменяют Турцию.
Благоприятные отношения в девятнадцатом веке между Польшей и Турцией повлекли за собой то, что многие политические эмигранты (как жители Адамполя, например) выбирали государство султанов в качестве своего второго, эмигрантского дома. Многие из них приносили по возможности важный вклад в жизнь этой страны, защищая его, модернизируя, изменяя.

Нельзя тут забыть о генерале Поляки изменяют Турцию.Джозефе Беми — герое ноябрьского восстания и восстания в Венгрии 1848 года. После подавления восстания в 1849 году бежал в Турцию, принял ислам и вступил в турецкую армию. В 1850 году он запустил за свой собственный счет фабрику по производству нитратов, а также стал военным губернатором сирийского Алеппо, который защищал в своем последнем бою в 1850 году от бедуинов.
«Newsweek» также упоминает Кароля Бжозовского, поэта девятнадцатого века, который построил сотни миль телеграфных линий в этой стране.

Садык-паша: Несомненно одной из наиболее интересных фигур был Садык-паша (1804-1886) — военный и писатель польского происхождения, который в течение 30 лет верой и правдой служил Турции. Он участвовал в ноябрьском восстании (как Михал Чайковский). В 1848 году вернулся в Турцию. Поддавшись идее панславизма, обрел милость царя и поселился в Украине. Его сыновья остались на службе Османского государства, один из них был, в частности, губернатором Ливана.

FavoriteLoadingВ закладки!
0

Автор публикации

не в сети 8 часов

Vadzim

34
Комментарии: 12Публикации: 1602Регистрация: 12-09-2015

Прокомментируйте!

X
Чтобы сообщить нам о битой ссылке, нажмите на кнопу "Сообщить!". Спасибо за вашу помощь! Сообщить!